Интервью с постановщиками

14.06.2012 00:00
161
Интервью с постановщиками

Валерий Воронин, музыкальный руководитель и дирижёр

Стихия человеческого чувства

 

- Мировой оперный репертуар неисчерпаем. Почему театр обратился именно к «Пиковой даме»?

45464564.jpgСегодня особенно важно осознавать, наследниками какой великой культуры мы являемся, сколько созидательной энергии и высоких нравственных ориентиров даёт нам литература, поэзия, музыка.

У нас есть все возможности, чтобы Астрахань стала культурным «центром притяжения» для всего прикаспийского региона, для всей России, чтобы в ней закипела настоящая, бурная творческая жизнь.

Астраханский театр, основанный в 1995 году, сегодня пишет новую историю. И мы не боимся ставить перед собой серьезные, амбициозные творческие задачи.  Великая опера Петра Ильича Чайковского «Пиковая дама» как нельзя лучше доказывает, что классика всегда современна. 

- Вас не смущает, что столь сложные задачи ставятся  перед молодым, ещё формирующимся коллективом?

 

- Если не ставить сложных задач, не ставить, прежде всего, перед самим собой, то и коллектив не будет расти. Не обращаться к серьёзным операм, потому что хор пока не такой, как в Большом, или солисты не такие, как в Мариинке – значит, поставить крест на профессиональном развитии. Необходим постоянный поиск самостоятельных творческих решений и твёрдое стремление к поставленным целям. Если бояться смотреть выше собственной головы, делать только то, что мы уже можем – будет рутина, топтание на месте, замкнутый круг. В такой театр никогда не придут новые талантливые артисты,  в спектаклях не будет живого дыхания, и, значит, у зрителей будет сводить скулы от скуки.

 

- Что значит для Вас опера «Пиковая дама»?

 

- Эта опера таит в себе магическую притягательную силу, волнует, будоражит, заставляет возвращаться к себе вновь и вновь. Меня многие спрашивают, почему именно «Пиковую даму» мы выбрали для первой постановки в новом театре. Отвечу. Во-первых, мы открываем новый оперный дом в России, и очевидно, что для его первой премьеры должно быть выбрано произведение из отечественного репертуара. Во-вторых, в «Пиковой даме» ярко выражена присущая русской душе способность безоглядно устремляться к неосуществимой, химерической цели, страстность, затмевающая рассудок.

У профессионалов не может быть любимых или нелюбимых композиторов, но к музыке Чайковского у меня особое отношение. В опере идеально выстроена музыкальная драматургия. В симфоническом звучании у Чайковского нет  ничего лишнего ни в форме, ни в музыке, ни в оркестровке. Это стихия человеческого чувства, с потрясающей силой выраженная в звуках.  Вот почему Чайковский остаётся актуальным, какие бы внешние изменения ни происходили вокруг нас.


Константин Балакин, режиссёр-постановщик

 Навязчивая идея «Пиковой дамы»

-  Что для Вас самое главное в «Пиковой даме»?

456456456.jpg- То, что это «Пиковая дама»!  Эта опера Чайковского стоит особняком среди всех опер вообще.  Прикосновение к ней  вызывает  трепет и ощущение чего-то невероятно важного, настолько она попадает  в глубину эмоционально-душевного восприятия. У классики, как известно,  нет обложки. Она меняется во времени, поэтому не следует относиться к ней,  как к чему-то застывшему и неприкосновенному. На мой взгляд, «Пиковая дама» провоцирует на эксперимент, предоставляя широкий диапазон постановочных решений. Искренность, глубина чувств и непостижимость – вот что для меня самое главное  в  её лихорадочном музыкальном  потоке. Сама «Пиковая дама» - воплощённая в звуках навязчивая идея.  

- Это не первая Ваша работа над этим произведением?

Да, был спектакль в Ростове-на-Дону, до этого в Волгограде, но сегодня не хочется повторяться, выходить в тираж. Здесь новый театр, новая «Пиковая дама».

- И каким образом стала рождаться новая история?

На этот раз я решил обдать «Пиковую даму» холодом.  Пучину страстей Чайковского захотелось рассмотреть под увеличительным стеклом. Возможно, поэтому возникли ассоциации с картинами  Рене Магритта:  падающие с неба «германы»; влюблённые в платках, закрывающих их лица; комната,  заполненная распустившейся красной  розой;  скульптурные элементы в человеческих фигурах... Вроде бы обобщённые  образы, но за каждым обобщением у Магритта  всегда стоит индивидуальность. Так за фигурой человека в котелке мы видим одного из толпы. И этот один противостоит толпе или даже пейзажу, в котором он размещён.   Из сюрреалистического сочетания не сочетаемого возникает парадоксальная игра на грани страстности и отстранённости, новая, простите за тавтологию, нереальная реальность.            

Ещё в картинах  Магритта  есть хичкоковский саспенс: напряжение и тревога, переходящие в страх. На первый взгляд всё спокойно, гармонично, но не покидает ощущение, что в любой  момент может произойти катастрофа. Такое колоссальное психологическое  напряжение, свойственное и Чайковскому, и Магритту привело меня к сценографическому  решению нашего спектакля.

-  Как бы Вы сами обозначили образное  решение Ваших декораций?

Здесь не будет парадного Петербурга. Это будет город, убивающий своим холодом и безразличием. Искренние человеческие чувства здесь обречены. Важной эмоциональной краской внешней формы спектакля является занавес с изображённым на нём небом. Словно лавина он обрушивается между картинами страха и страсти, напоминая зрителям о нереальности всего происходящего.

-  Расскажите о главных персонажах Вашего спектакля. Какие они?

Все привыкли к образу старухи-графини, ковыляющей по Летнему саду с трясущимися руками. Для меня же это скорей сущность, фантом. Известно, какое значение придавал Чайковский силе рока. Так вот Графиня, это скорее персонификация этой неумолимой силы. Поэтому мне так важна аллюзия  с «Портретом мадам Рекамье» Давида, на котором изображена молодая красавица в ампирном неглиже в эффектной позе на кушетке.   Магритт через полтора столетия написал картину под названием «Перспектива мадам Рекамье», поместив на той же кушетке гроб. Философская игра со временем и смертью; ирония, близкая повести Пушкина. Отнюдь не бабушка, а зловещая хищница, собирательница жертв, бессмертная Пиковая дама, она предстаёт перед нами с распахнутыми крыльями гарпии, избрав себе в жертву Германа. Словно сгусток негативной энергии катится на него после этой встречи чёрный шар, вовлекая сначала в игру, а затем и в борьбу с неведомым. Открытая страстям натура Германа не останавливается на достигнутом. Добившись ответного чувства Лизы, он ищет встречи с роком и расплачивается за эту встречу рассудком. Огромная красная роза (заимствованная у Магритта) словно прорастает сквозь открытую чувствам Лизу и поглощает её, когда она понимает, что потеряла любимого.  Буквально окрылённый «раскрывшейся» ему тайной, Герман проигрывает в игорном доме свою жизнь, превращаясь в мешок, набитый деньгами.

- А Томский, Елецкий?

Томский – невольный виновник всей этой истории. Он рассказал анекдот, запавший Герману в душу. Поэтому он тоже становится зловещим.  Елецкий – «существо». Именно так его называет Лиза, а  в своей арии он около двадцати раз употребляет местоимения первого лица, так и не выслушав свою невесту.  Так что, вопреки традициям, о благородстве здесь говорить не приходится.

- Будут ли на сцене карты, деньги? Кажется, в «Пиковой даме» без этого не обойтись.

Обойтись без этого сложно, но можно. Кроме специалистов, мало кто знает, что за игра такая «фараон», в чём её суть. Не вдаваясь в подробности, скажу только, что она полностью рассчитана на случайность. Таким образом, всё в руках Фортуны. Вот почему в нашем спектакле сцена бала заканчивается не прибытием Екатерины  Второй, а проездом колесницы Фортуны, безжалостно давящей всех, кто стремится ухватить её за хвост.  Что касается денег, то они будут, но в соответствии с сюрреалистической стилистикой – порченные, червивые. Но игра в игорном доме не в карты и не на деньги. Там судьбе проигрывают свои головы, проигрывают себя, оболваниваются. 

- Лакомым кусочком для режиссёров в этой опере всегда была интермедия «Искренность пастушки». Как Вы решаете её в своём спектакле?

Из всех придуманных нами с художником по костюмам Еленой Вершининой  вариантов, наиболее интересным показалось провести параллель с первейшим библейским сюжетом, а именно об искушении Евы, о первородном грехе, о том, как первочеловеки обрекли себя и свой род на муки и стали смертными. Думаю, это сюжет о потере силы человека противостоять року. Сладок был плод, велика была расплата. Вот почему Прилепа и Миловзор у нас становятся Евой и Адамом соответственно, а Златогор – змеем искусителем. Гости же, словно падальщики, набрасываются на смертных при первом удобном случае.

- Выходит,  «Пиковая дама» - опера о безысходном?

Эта опера о любви и смерти, о страсти и страхе, о человеческом бессилии перед роком. Человек,  поддавшийся своим страстям, становится пешкой в руках судьбы. Противостоять судьбе невозможно, но можно противостоять собственным страстям.

Другие новости все новости


Сказочный балет «Щелкунчик» на сцене Астраханского театра Оперы и Балета.
21
Фев
2018

Сказочный балет «Щелкунчик» на сцене Астраханского театра Оперы и Балета.
21.02.2018

Любимая сказка оживёт под руками приглашенного дирижёра Игоря Сукачева и симфонического оркестра.

«Грустить не надо»
21
Фев
2018

«Грустить не надо»
21.02.2018

Малый зал приглашает 24 и 25 марта, в 16.00.

Опера «Паяцы» приобретёт новое звучание
20
Фев
2018

Опера «Паяцы» приобретёт новое звучание
20.02.2018

Оперная звезда Дафна Тянь впервые выступит на астраханской сцене

Внимание!
20
Фев
2018

Внимание!
20.02.2018

Перенос даты концерта

Картина в подарок
20
Фев
2018

Картина в подарок
20.02.2018

Художница Натан преподнесла в дар театру картину «Чёрный Лебедь»

Послесловие...
19
Фев
2018

Послесловие...
19.02.2018

Взгляд из партера