Смельчаки Нижневолжья

22.10.2012 00:00
97
Смельчаки Нижневолжья

Астраханский театр оперы и балета — коллектив совсем молодой. Созданный в середине 1990-х как театр музыкальный и преобразованный несколько лет назад в оперно-балетный, он активно пишет свою историю, пускаясь в смелые эксперименты, берясь за сложнейшие образцы мировой классики. Текущий год для театра — судьбоносный. Вот-вот наконец состоится открытие нового здания и труппа сможет заработать в полную силу, а зритель — приходить на спектакли в красивый и удобный оперный дом. Впервые спектакль театра («Мадам Баттерфляй») был номинирован на «Золотую маску» и благодаря этому состоялись первые гастроли оперной труппы в Москве. В этом же году впервые театр решается на смелую акцию – устроить open-air представление в естественных исторических «декорациях» Астраханского Кремля, вынеся на суд публики «главную русскую оперу» — «Бориса Годунова» Модеста Мусоргского.


Этот выбор не случаен и более чем оправдан. Строительство великолепного ансамбля Астраханского Кремля непосредственно связано с именем «преступного царя»: будучи наместником на нижневолжских рубежах России, в новых, тогда ещё только завоёванных землях, правитель Русского царства, ещё не царь, но человек, пожалуй, поважнее самого последнего Рюриковича на престоле, Годунов разворачивает в Астрахани активную деятельность, итогом которой стало создание одного из самых значительных средневековых градостроительных комплексов России.


Второй герой оперы, который тесно связан с Астраханью, точнее героиня – это Марина Мнишек: именно в Астрахани заканчивается Великая Смута начала 17 века, именно здесь прячется от московских властей супруга двух самозванцев, неудачливая русская царица, именно отсюда, из Астраханского Кремля она совершает своё последнее бегство на реку Урал и сюда же её привезут уже в цепях. Так что место для оперы, действие которой хотя и происходит не в Астрахани, а в основном в Москве, тем не менее, самое подходящее.


Выбор этого пространства совершенно естественен ещё и по другой причине: ансамбль Астраханского Кремля, по крайней мере, главный храм Соборной площади – Успенский – с его мощными галереями, огромной лестницей и примыкающим величественным Лобным местом (вместе с московским на Красной площади их сохранилось в России всего два) создают небывало компактную композицию, где расстояния сравнительно не велики, и его действительно можно использовать как более чем удачную сценическую площадку для развёртывания полномасштабного исторического действа.


Именно в этих естественных «декорациях» и разыграл свой спектакль главный режиссёр театра Константин Балакин в содружестве со сценографом Еленой Вершининой. Молодые постановщики полны самых смелых идей, и скоро на новой сцене театра состоится премьера ещё одной версии «Бориса», решённой абсолютно современно, авангардно. Но для исторического места Балакин и Вершинина находят единственно верный подход, тактично и с любовью вписывая драму Пушкина – Мусоргского в уникальный архитектурный ансамбль. Получился спектакль традиционный по средствам выразительности, чётко следующий либретто великого произведения русской музыки. И вместе с тем авторам удалось сделать новые нетривиальные акценты в постановке, что придало ей свежести и энергии.


Главная находка и центральная визуальная доминанта – это огромный колокол, возведённый на Лобном месте. Образ этого гиганта олицетворяет собой колокольный звон, так много значивший в жизни русского человека, олицетворяет одновременно и духовность народа и его бунтарскую сущность (не зря колокола в своё время наказывали и ссылали как настоящих политических противников). Внутри этой конструкции, наполовину открывающей зрителям своё внутреннее пространство – звонница, где в урочный час будет бить в набат Юродивый – в это время с кремлёвской колокольни, символа Астрахани, раздаётся натуральный колокольный звон, органично вплетающийся в партитуру Мусоргского. В финале оперы, начавшейся с фактически кровавого дела, и предвещающего кровавое продолжение, о котором как раз и жалуется Юродивый в своих знаменитых причитаниях, колокол вновь поворачивается тыльной, закрытой стороной к публике и по нему струями стекает кровавый поток – сильная, безотказно действующая метафора. Никаких ужасов, зверств и пыток, никакой «расчленёнки», чем так сегодня часто злоупотребляет и театр, и кино, желая вызвать у зрителя соответствующие эмоции, - а потрясает, ужасает до глубины души.


Костюмный спектакль (художник по костюмам Ольга Девкина) смотрится современно благодаря удачно обыгранному месту, каждому изгибу древней архитектуры – благо предлагает ансамбль Успенского собора многое для творческой фантазии. Важную роль при постановке в «естественных декорациях» имеет световое решение, и в данной работе оно крайне удачно: даны верные акценты, которые укрупняют и углубляют создаваемые образы, обогащают общее визуальное впечатление (художник по свету Ирина Вторникова).


Реализуя новое дело, театр столкнулся с естественными трудностями. Из-за гастролей труппы на Кавказских Минеральных водах opera-air пришлось играть в середине октября: казалось бы, для тёплых южных широт это не проблема, но дождь, тем не менее, подгадал ровно к началу спектакля, и чуть было не расстроил всё дело. Но воспользовавшись небольшим затишьем стихии театр решился начать спектакль с получасовым опозданием, и дождь отступил – попытался начаться ещё раз, но, видимо, заслушавшись и засмотревшись вместе с многотысячной публикой, забыл о своём злокозненном деле, да так и унялся совсем.


Проблема всех open-air проектов в России, где отсутствуют естественные площадки по типу средиземноморских античных амфитеатров, это акустика: ну нет её, увы, не на Красной или Соборной площадях в Москве, не на Дворцовой в Петербурге, ни у стен Святогорского или Тихвинского Успенского монастырей, ни в Новгородском или Псковском кремлях – словом, нигде, где уже не раз пытались российские музыканты и продюсеры устраивать грандиозные оперные шоу. Поэтому встаёт во весь рост вопрос о подзвучке – сделана она должна быть грамотно, профессионально, чтобы и слышно всем и всё было, и в то же время, чтобы техника не подвела, и чтобы не слишком искусственно всё звучало. В Астрахани с проблемой в целом справились (звукорежиссёр Павел Омельченко), хотя небольшие накладки всё же были: больше всех не повезло исполнителю партии Самозванца Александру Диянову – его красивый голос несколько раз пропадал в достаточно ответственных местах, к остальным техника была более благосклонна и в целом звукорежиссёрам удалось выстроить хороший баланс между солистами, оркестром, хором и колокольным звоном, и учесть особенности акустики кремлёвского пространства. Голоса некоторых певцов звучали даже выигрышней, чем в естественной акустике театра, а уж что касается дикции и солистов, и хора, то в «микрофонном» варианте она была для публики определённо более комфортна.


Опера давалась без антрактов, вследствие чего, а также учитывая, что у астраханцев это первый опыт, партитура была существенно купирована. Тем не менее, театр остановился на второй авторской редакции, и помимо традиционных «борисовых сцен», были показаны вторая половина польского акта (со знаменитым дуэтом Марины и Самозванца) и неистовая сцена под Кромами. В целом купюры были сделаны очень тактично и общего впечатления не разрушили.


Музыкальное решение также произвело благоприятный эффект. Абсолютно состоятельным оказался в титульной партии Сергей Белоусов: в его пении хотелось бы больше кантилены и меньше характерности и маркатированности, но в целом образ получился запоминающимся и ярким. Неожиданно превосходно прозвучал Александр Диянов (Самозванец) – несмотря на помехи со звукоусилением его голос понравился красивым тембром и звонкостью, манера – благородством, фразировка – естественностью. Эта работа, похоже, стала новым и очень удачным шагом певца вперёд. Красивый звук Марины Васильевой (Мнишек) местами был чересчур элегичен и даже вяловат, хотелось бы больше властных, где-то даже стервозных интонаций, хотя уровень её пения в целом высокий. Проникновенное пение Романа Корена (Юродивый) всерьёз задело: этот образ и по масштабу партии, и по характеру персонажа, и по специфике голоса артиста гораздо больше ему подходит, нежели спетый на закрытии сезона Герман: Юродивый Корена запоминается чуть ли не более других персонажей.


Партии второго плана также озвучены добротно. Весомый вокал продемонстрировал Алексей Фролов (Пимен), блеснул красотой тембра Александр Малышко (Щелкалов), звонкое журчание нежного сопрано Евгении Старцевой создало законченный образ (несмотря на краткость присутствия на сцене) несчастной дочери царя Ксении. Ивану Максимейко (Шуйский) ещё предстоит поработать как над образом, так и над вокалом: заявка для молодого певца хорошая, удачная, но до законченности, отточенности характера льстивого и коварного царедворца ещё далеко. Большего ожидал, помня его московские выступления, от Максима Палия (Варлаам): баланса между разгульной разухабистостью его героя и чистотой вокальной линии пока ещё не найдено.


Самое яркое впечатление open-air проекта – работа Валерия Воронина и его подопечных: сочная оркестровая игра, задумчивые темпы в неторопливых, эпических сценах, буря эмоций в драматических кульминациях (сцена под Кромами, так часто купируемая сегодня театрами, - настоящий подарок слушателям!), хорошая проговоренность музыкальных тем, общая тембровая цветистость звучания, прекрасная координация с хором, который стал заметно лучше, крепче, увереннее с нашей последней встречи на «Пиковой» летом этого года (хормейстер Галина Дунчева) – всё в целом говорило об очень продуманной работе, о концептуальном подходе к воплощению партитуры. Добавьте к этому ещё экстремальные условия ненастья, грозившего сорвать всю акцию астраханцев, и вы поймёте, что театр во главе со своим худруком свершил настоящий подвиг!


Огорчает лишь одно: проект, каким бы хорошим он ни был, - разовый. Такое мощное, достойное высказывание театра навеки стало достоянием истории. Пожелаем же театру вернуться к этой плодотворной идее, к этому интересному формату! И пусть в Астраханском Кремле в будущем ещё не раз прозвучат и тот же «Борис Годунов», и будут поставлены другие русские оперы, которые серьёзно просятся в эти исторические реалии, такие как «Хованщина», «Жизнь за царя», «Царская невеста», «Псковитянка», «Опричник»…

Астрахань — Саратов — Москва

Александр Матусевич.

Первоисточник

Другие новости все новости


Фотоотчёт с открытия выставки-презентации
28
Июн
2017

Фотоотчёт с открытия выставки-презентации
28.06.2017

Выставка продлится с 27 июня по 28 августа 2017 года

Выставка-презентация «АСТРАХАНЬ. ТЕАТР. ОПЕРА. БАЛЕТ»
27
Июн
2017

Выставка-презентация «АСТРАХАНЬ. ТЕАТР. ОПЕРА. БАЛЕТ»
27.06.2017

Более 70 театральных фотографий 20 лучших спектаклей театра будут представлены под сводами стеклянной крыши на...

Новая система продажи билетов
23
Июн
2017

Новая система продажи билетов
23.06.2017

Теперь приобрести билеты без комиссионного сбора можно на нашем сайте

Ежегодное итоговое собрание
20
Июн
2017

Ежегодное итоговое собрание
20.06.2017

В театре Оперы и Балета прошло ежегодное итоговое собрание

Подводим итоги
19
Июн
2017

Подводим итоги
19.06.2017

Богатый на события 21-ый театральный сезон

Театральный сезон завершен
18
Июн
2017

Театральный сезон завершен
18.06.2017

Сегодня состоялся заключительный гала-концерт «Закрытие театрального сезона»