Травиата

160 лет назад, в 1856 году, на сцене московского Большого театра, в исполнении гастролирующей итальянской труппы впервые в России прозвучала опера Джузеппе Верди «Травиата».

Это произошло через три года после исторического провала премьеры оперы, случившегося 6 марта 1853 года в Венеции, в театре "Ла Фениче". Первое представление было освистано публикой. На следующий день Верди писал ученику и другу Эммануэле Муцио: «"Травиата" вчера вечером провалилась. Вина моя или певцов? Время рассудит...» Певцы, по свидетельству современников, действительно не блистали, к тому же пышнотелая примадонна в роли умирающей от чахотки Виолетты была малоубедительна. Но не низкий исполнительский уровень обусловил провал, а то, что «Травиата» была новым словом в оперном жанре. Новым не только для зрителей, но и для певцов, которым впервые пришлось выступать в совершенно непривычной для них лирико-психологической опере. Итальянский композитор и музыковед Марио Лаброка писал по этому поводу: «До создания "Травиаты" публике были привычны ситуации и фигуры, никак не связанные с реальностью; драмы, в которых никто не мог бы обнаружить никакого отношения к жизненным фактам, истории, в которых роль играли не люди, но только их страсти и чувства. Зрители обычно покидали театр в спокойствии и безмятежности, потому что были уверены, что речь шла о символических мертвецах и метафизических страданиях. "Травиата" же обязывала считаться с личными историями падшей женщины, молодого влюблённого, буржуазного отца… Персонажи "Травиаты" носили то же платье, что и люди, сидевшие в ложах, и не были загримированы под героев далёких времён и стран. Новые герои установили с публикой отношения современности, к которым ни один зритель не был подготовлен, и, может быть, именно это стало причиной провала оперы в театре "Ла Фениче"». К этому следует добавить и то неслыханное обстоятельство, что в образе главной героини предстала куртизанка. Конечно, первый дерзкий шаг уже совершил Дюма, но - куртизанка в опере?!!

Потерпев фиаско композитор не отчаялся. Он был не из тех, кто идёт на поводу у кого бы то ни было, но он был способен на самую беспощадную самокритику и считал, что если его опера не нравится – значит, на это есть причины. «Я не собираюсь упрекать публику, мне нравится её строгость, я признаю её недовольный свист». Не один раз он перерабатывал свои оперы после первого представления, переделывая порой целые акты. Однако в случае с «Травиатой» внесённые изменения были чисто внешними и никак не коснулись музыки. Действие было перенесено на полтора столетия назад, в 1700 год, современные костюмы и обстановка заменены на соответствующие далёкой эпохе. Через год, там же в Венеции, состоялась новая премьера, и она стала началом всеобщего признания «Травиаты» и её автора во всём мире. В последующих постановках действие оперы уже не переносили во времени: современники приняли и оценили новый жанр. В 1855 оперу услышали Вена, Мадрид и Барселона, в 1856, в один год с Россией, «Травиате» рукоплескали Париж, Лондон и Нью-Йорк, в 1857 – Германия… Триумфальному шествию «Травиаты» не видно конца. Трудно назвать другое произведение, пользующееся столь же феноменальным - и столь же повсеместным успехом. Специалисты говорят, что и в наше время нет ни единого вечера в году, когда хотя бы в одном театре мира не исполнялась бы «Травиата».