Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии в Кремле

ОСЛЕПЛЯЯ КРАСОТОЙ И ВОЛНУЯ СМЬІСЛОМ

«СКАЗАНИЕ 0 НЕВИДИМОМ ГРАДЕ КИТЕЖЕ» НА С0Б0РН0Й ПЛОЩАДИ АСТРАХАНСКОГО КРЕМЛЯ

АСТРАХАНСКИЙ ТЕАТР ОПЕРЫ И БАЛЕТА УЖЕ В ТРЕТИЙ РАЗ ДАРИТ ГОРОДУ ФАНТАСТИЧЕСКИЙ ПРАЗДНИК, ОТ КОТОРОГО ПЕРЕХВАТЫВАЛ ДЫХАНИЕ; ПЕРЕХВАТЫВАЕТ У ВСЕХ, КОМУ ПОСЧАСТЛИВИЛОСЬ ПОБЫВАТЬ НА СПЕКТАКЛЯХ ПОД ОТКРЫТЫМ НЕБОМ В НАШЕМ КРЕМЛЕ.

Сначала театр поразил “Борисом Годуновым” - тогда казалось, что мы, зрители, переместились во времени, стали свидетелями величественной коронации Бориса Годунова и очевидцами тех самых, описанных Пушкиным, русских бунтов, бессмысленных и беспощадных.

Два года назад даже самые отъявленные молодые скептики, не верящие, что опера - это может быть захватывающе интересно, были ошеломлены, и социальные сети переполнились восхищенными восклицаниями.

Знакомый с детства Успенский собор становился то полем битвы, то древним русским городом, то колоссальным экраном, с которого возносился князь Игорь, зовя на бой свою дружину. Хотелось хотя бы раз еще увидеть это пиршество перевоплощения; увидеть, как полыхает, сгорает в пламени пожара собор, а потом возрождается вновь! Все это кружило голову, как хорошее вино, и заставляло ждать, что театр повторит это чудо.

И вот - мы дождались!

«Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии», опера Н. Римского-Корсакова. Многие из нас слышали эти слова - «град Китеж», многие смутно знали, что за ними стоит какая-то высокая русская тайна, какой-то затонувший город... Но беглый опрос друзей и знакомых показал, что ответить что-нибудь внятное не может практически никто.

Астраханский оперный театр открыл нам эту тайну так, как умеет только он (в этом мы теперь уже уверены): ярко, зримо; горячо беря за душу, ослепляя красотой и глубоко волнуя смыслом. И все это - современным, задевающим за живое языком без малейшего намека на прямолинейное вульгарное осовременивание.

Невозможно рассказать спектакль, в котором столько творческой выдумки. Казалось бы, тот же самый Кремль, собор, то же самое Лобное место, но ты их словно не узнаешь, полное впечатление, что ты переносишься и во времени, и в пространстве.

Теперь уже Лобное место бесконечно перевоплощается, становится лесом, по которому разгуливают медведи и аисты, и Феврония даже ухитряется их кормить; становится белой русской крепостью, которую на наших глазах подновляют к приезду князя. Становится небом, с которого хлещет огненный дождь апокалиптической беды, небом, с которого рыдают ангелы. Становится, наконец, тем самым озером, в котором дивно отражается, и в которое погружается потом град Китеж. Мы не понимаем, как это делается, но это происходит у нас на глазах, и вся площадь, больше двух тысяч зрителей, разражается аплодисментами. И восхищенно ахает, когда на нее буквально вплывает белоснежная красавица-ладья с гордо выгнутой «шеей». И дрожь жути проходит по зрителям первых рядов, когда надвигаются, вращая булавами на цепях, черные фигуры воинов Батыя в устрашающих острых панцирях. Нет, все это, конечно, надо видеть! И хорошо бы не раз и не два!

Добавьте сюда ночь, колючий осенний ветер, звездное небо, луну, которая то сквозит в облаках, то снова ярко сияет.

И добавьте - симфонический оркестр, с огромной эмоциональной силой исполняющий потрясающую русскую музыку, обнимающую все пространство, входящую в каждую клеточку тебя, и звон колоколов, вдруг обрушивающийся с колокольни Успенского собора, так что пробирает уже до мурашек.

И, наконец, главное, без чего, без кого не может быть спектакля – хор и солисты нашего театра, с каждым годом вызывающие все большее восхищение.

Любой человек понимает, что на таком огромном открытом пространстве невозможно петь без подзвучки, без микрофонов. Но казалось почти невероятным, что под небом, под ветром, на площади, которую трудно охватить взглядом, можно так качественно, так красиво, с такой чистотой и отдачей петь живым звуком. Кое-кто поговаривал, что партии солистов явно записаны, уж слишком все идеально.

Было действительно идеально, Как пела Февронию Елена Разгуляева! Заслушаться и забыть обо всем на свете! Иван Михайлов, нежный лирический тенор, в партии княжича Всеволода Юрьевича зазвучал вдруг совершенно по-новому, его красивый голос обрел мужественные драматические ноты. Как выразителен был Алексей Михайлов в сложном, противоречивом образе Гришки Кутерьмы. Как благородно звучал в партии князя Юрия Всеволодовича голос Петра Мигунова, заслуженного артиста России, солиста Большого театра - единственного артиста, который был приглашен в этот спектакль со стороны, Честно говоря, хочется назвать буквально каждого исполнителя, вооружиться программкой и перечислить всех прямо по списку. Потому что не было ни единого артиста, который выпадал бы из общего ансамбля, казался бы слабее или неинтереснее других,

Что же касается сомнения отдельных граждан, запись все это или живое пение, то вмешался случай, Трудно сказать, что произошло, но только когда запела Наталья Воробьева, исполняющая Алконоста, райскую птицу, ее микрофон не включился. И всем стало ясно, что ни о какой фонограмме не может быть и речи, поют вживую. При этом мощный серебряный голос певицы и без микрофона звучал весьма достойно, достигая даже далеких последних рядов. Так случайная «накладка» (кажется, только одна во всем сложнейшем спектакле) не просто развеяла сомнения, но отлично подтвердила высокие голосовые возможности певцов нашего театра, их блестящий профессионализм.

Единственная печаль - что такая феноменальная работа показана всего два раза... Как и предыдущие спектакли театра под открытым небом.

Но мы, зрители, теперь уже крепко надеемся, что театр не остановится и подарит нам новые удивительные спектакли, которые долго еще будут тревожить воображение и всплывать в памяти снова и снова.

Перечислить всех солистов невозможно, но с благодарностью назвать каждого из постановщиков спектакля - совершенно необходимо.

Музыкальный руководитель и дирижер Валерий Воронин, режиссер-постановщик Константин Балакин, сценограф и автор костюмов Елена Вершинина, хормейстер-постановщик - Заслуженный деятель искусств РФ Галина Дунчева, художник по свету Ирина Вторникова, звукорежиссеры Егор Ворошилов и Павел Омельченко.

Это та блестящая творческая команда, которая создала все три спектакля в Астраханском Кремле, и от которой мы с нетерпением и надеждой ждем новых свершений.

Ольга Суворова

Журнал City


 

«Китеж» воскрес в низовьях Волги

ОДИН ИЗ САМЫХ МОЛОДЫХ ОПЕРНЫХ ТЕАТРОВ РОССИИ – АСТРАХАНСКИЙ – УВЕРЕННО ПИШЕТ СВОЮ ТВОРЧЕСКУЮ ЛЕТОПИСЬ, ВЫДАВАЯ ОДИН ЗА ДРУГИМ СПЕКТАКЛИ ЗНАЧИТЕЛЬНЫЕ, ТВОРЧЕСКИ ЗРЕЛЫЕ.

Прошло всего около пяти лет с преобразования музыкального театра в оперно-балетный в этом южнорусском городе в низовьях Волги, а ему уже под силу такие монументальные шедевры как «Пиковая дама» Чайковского и «Борис Годунов» Мусоргского, «Отелло» Верди и «Осуждение Фауста» Берлиоза. Но театру тесно в стенах его великолепного, в ориентальных традициях возведённого нового здания: энергия творческой команды выплёскивается за пределы оперного дома, вовлекая в музыкальную вселенную нетеатральные пространства города. Начиная с 2012 года театр решается на постановки опер под открытым небом – ведь для подобных проектов в Астрахани есть уникальное, благодатное место. Это редкий по красоте и гармонии ансамбль городского кремля, своим рождением обязанный знаменитому на весь мир – не только по русской истории, но и по русской литературе и музыке – царю Борису, до утверждения на московском престоле бывшего наместником не- задолго до того присоединённого к России Астраханского царства.

Но если в 2012 и 2014 годах театр для проектов в кремле обращался к сверхпопулярным русским операм («Борису Годунову» и «Князю Игорю»), то в 2016-м решился на дело небывалое, почти на подвиг. Выиграв по конкурсу грант Министерства культуры России (что само по себе стало фактом признания творческих заслуг молодого коллектива), он рискнул взяться за монументальный и загадочный опус – великую оперу Н. А. Римского-Корсакова «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии». Грандиозное сочинение эпохи серебряного века само по себе легендарно: о нём написаны горы исследований, к нему часто апеллируют, когда речь идёт о русском коде, русской идее, о мистическом и сакральном в русской традиции. Но реальная практика бытования этой оперы на сценах мировых (и даже российских) театров столь ничтожна, что для подавляющего большинства оперный «Китеж» остаётся столь же недосягаемым, как и его легендарный прототип: увидеть его «на театре» – большая редкость и удача.

Разумеется, для формата уличного представления «Китеж» требовал адаптации, что есть тема болезненная – ведь во многом в божественных длиннотах и заключены весь смысл и красота этой (по определению самого композитора) литургической оперы. Авторам спектакля удалось сделать деликатные, хотя и многочисленные купюры, не повредив драматургической цельности, логике произведения и сумев сохранить все наиболее значимые музыкальные красоты. Удалось в целом успешно решить и другую сложную проблему оперных постановок под открытым небом: звуковое усиление было сработано грамотно (пространство кремля, конечно же, не имеет естественной акустики, пригодной для оперы), звуковой баланс выстроен профессионально, а аппаратура ни разу не отказала.

Режиссер Константин Балакин и сценограф Елена Вершинина сумели гармонично вписать свой «Китеж» в предлагаемые архитектурные обстоятельства: действие «дольних» сцен развернулось у подножия лобного места и Успенского собора, «горние» фрагменты разыгрывались уже на вершине лобного места, где специально для постановки была сооружена оригинальная конструкция – семь светящихся призм-«небоскрёбов», определенно ассоциирующихся с небесным градом. Связующей нитью двух миров стала грандиозная лестница, ведущая к верхнему храму, а границей между ними – золотые царские врата, также, как и в действующей церкви, символизирующие портал-переход от бренности к вечности.

Колоссальна роль световой партитуры, разработанной и осуществлённой Ириной Вторниковой, и видео-мэпинга, чьими средствами выразительность видеоряда была многократно усилена. Зритель увидел и друзей Февронии – лесных птиц и зверей, и всадников апокалипсиса, и космический дождь из золотых восьмиконечных звёзд (символ Богородицы и естественная аллюзия на восьмиконечный православный крест), а пронзающие ночное пространство яркие световые лучи-нити, уходящие в небо, усиливали космогонические настроения, заложенные в опере.

Небывалую фантазию проявила художник Вершинина в работе с костюмами – взору публики предстали в необычном убранстве райские птицы Сирин и Алконост, фантастические звери, встречающие Февронию в потустороннем мире; устрашающий гротеск читался в нарядах татарских завоевателей, напоминавших одновременно китайских мандаринов, японских самураев и современных высокотехнологичных роботов-трансформеров.

Не менее впечатляющи и музыкальные достижения астраханского «Китежа». Пение Елены Разгуляевой, исполнительницы партии Февронии, иначе как чудом не назовёшь – истинно ангельский голос, яркий и насыщенный, с безупречной дикцией, сохраняющий свою абсолютную красоту в любой тесситуре. Красоте голоса и осмысленности пения соответствуют и великолепные внешние данные артистки, которую, пожалуй, можно бесстрашно назвать идеальной Февронией. Значение центрального женского образа в этой опере столь велико, что только при наличии настоящей Февронии проект мог бы полноценно состояться – в Астрахани счастливо обладают такой грандиозной певицей.

Вадим Шишкин – Юрий, Иван и Алексей Михайловы – Всеволод и Гришка соответственно, Руслан Сигбатулин – Поярок великолепно ансамблируют главной героине. Хор Галины Дунчевой и оркестр Валерия Воронина доносят неземную красоту музыки Римского-Корсакова во всём её великолепии, оставляя у слушателя ощущение прикосновения к божественной тайне, подлинному откровению.

 

АЛЕКСАНДР МАТУСЕВИЧ

МУЗЫКАЛЬНЫЙ ЖУРНАЛ


 

В Астрахани дали Римского-Корсакова

С 2012 года Астрахань обогатилась новой традицией — каждые два года, на соборной площади Кремля, астраханский театр оперы и балета осуществляет масштабные постановки самых значительных произведений русских композиторов. Выбор произведений, их визуальная и музыкальная трактовка, звучание великой русской музыки в исторических архитектурных декорациях вызвали большой интерес у зрителей.

В 2012 году на суд зрителям была представлена музыкальная драма М. Мусоргского «Борис Годунов». Опера была воспринята астраханцами как уникальное культурное событие, перенос во времена царствования Годунова.

В 2014 году театр осуществил постановку эпической оперы А. Бородина «Князь Игорь». Зрители наблюдали за тем, как преображалась и трансформировалась белокаменная архитектура астраханского Кремля, благодаря использованию масштабных видеопроекций, выполненных на высоком техническом и художественном уровне.

Сентябрь 2016 года не стал исключением и ознаменовался постановкой литургической оперы Н. Римского-Корсакова «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии».

Масштабность оперы делает ее крайне сложной для постановки. Только крупные столичные театры, да и то, очень редко, берутся за «Сказание о невидимом граде Китеже». В этом смысле опера Римского-Корсакова сама почти легенда, то, о чем многие знают, но мало кто имел счастье видеть и слышать.

Стремясь к органическому единству спектакля с ландшафтом, постановщики поставили задачу — не перекрывать пространство над происходящим конструкциями и фермами для светового и звукового оборудования. Таким образом, открытый небесный свод становится в этом спектакле неотъемлемой частью происходящего.

В поиске общего эстетического решения спектакля постановщики обратились к европейской монументальной живописи (в частности, к фрескам Джотто и росписям Архангельского собора Московского Кремля). Этими мотивами проникнуты образы видеоконтента спектакля и костюмы.

Многие элементы спектакля, как и самой оперы, навеяны последней книгой Нового Завета. Так на Лобном месте установили семь вращающихся призм-светильников, лучи которых пронзают небеса. Видеопроекции наполнены видениями св. Иоанна. Среди них четыре всадника Апокалипсиса, огненный дождь, трубящие ангелы… Райские врата в финале охраняют четыре апокалиптических зверя: лев, телец, животное с человеческим лицом и орел. Для того чтобы вывести на сцену этих и других животных, потребовалось создать укрупненные ростовые куклы.

Прикосновение к оперному шедевру, стоящему в одном ряду с «Парсифалем» Р. Вагнера и романами Л. Толстого, оставляет глубокий след в умах и сердцах как слушателей, так и исполнителей.

 

Текст: Татьяна Логунова

 

 

 

Источник: http://rblogger.ru/2016/09/13/rimskiy-korsakov-v-astrahani/

 


 

Оперу о «Русской Атлантиде» представили в стенах Астраханского кремля

На премьеру приехали 700 гостей из других регионов
10 сентября 2016

9 сентября на территории Астраханского кремля прошла грандиозная премьера оперы Римского-Корсакова «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии». Мероприятие посетил губернатор Астраханской области Александр Жилкин, сообщает пресс-служба главы региона.

Обращаясь к астраханцам и гостям города перед премьерой, глава региона отметил, что проведение сложнейших классических оперных спектаклей в кремле стало уже традицией – постановка создана в рамках проекта «Русские оперы в Астраханском кремле», который реализуется с 2012 года. До этого в каспийской столице уже были поставлены две оперы: «Борис Годунов» (М. Мусоргский) и «Князь Игорь» (А. Бородин). «Постановки такого масштаба трудно увидеть ещё в каком-либо другом театре оперы и балета России. Это подтверждает идеологию астраханского региона о необходимости постоянной поддержки культуры, которая придаёт мощный импульс развитию области, заставляет гордиться и своим регионом, и своей страной», – заявил губернатор.

«Град Китяж» может быть назван «Русской Атлантидой»: по легенде город исчез чудесным образом, не пожелав отдать на поругание врагу своих святынь. Проникновенное исполнение ролей в сочетании с блестящим оркестровым сопровождением, 3D-графикой, эффектным световым оформлением создали пронзительно искреннюю постановку.

На реализацию третьей постановки Астраханский театр оперы и балета получил федеральный грант на 10 млн. рублей. Билеты на премьеру были почти сразу же распроданы. Причём 700 из них — жителям соседних регионов, которые приехали в Астрахань специально на премьеру. Поэтому на набережной дополнительно установили большой экран для трансляции постановки. Премьеру посетили ведущие российские и европейские критики, театральные деятели. Так, директор римской консерватории «Санта Чечилия» Альфредо Сантолоччи поделился эмоциями: «Впечатления исключительно позитивные, максимальная отдача артистов, оркестра, сложная техническая составляющая». Премьерный показ состоится также 10 сентября.

 

Алена Волгина
volgina@astravolga.ru

Источник: http://astravolga.ru/operu-o-russkoj-atlantide-predstavili-v-stenax-astraxanskogo-kremlya/